Keelah se'lai.
Когда я говорю, что ненавижу ноябрь, то многие не понимают почему. Почему?.. Точнее, "За что?..." - спрашивает месяц.
За это. За холодные пальцы; за состояние "надраться и спать"; за то, что оно уже привычно и почти не болит; за то, что так темно, - везде, - на улице, в доме, в голове, в душе, а, главное, в сердце; за, чёрт побери, обострённое состояние желания одиночества, тишины и покоя; за то, что мне отвечают на это "что за глупые фанаберии?.."; за то, что считают танцы маразматическим баловством и извращённой прихотью; за то, что он длится в два раза дольше положенного; за то, что Эстер Китс и брат рвут душу, а шипы целого миллиона алых роз - сердце; за ломоту в висках, за усталость и за то, что надо, сцепив зубы, ждать декабря, снега и поворота времени к весне. Чтобы надежда на чудо, замёрзшие щёки и пустые глаза были хоть как-то оправданы в глазах окружающих.
Ноябрь. Самое т...тёмное время города.


---------------------------------------

15.03.2007 в 01:21
Пишет Графиня Барбосса:

Из архивов моего жж. Декабрь 2006
Сделайте мне уже какое-нибудь чудо.

Я устала ждать, что туманную хмарь разгонит, разметает по небу пахнущий солью морской ветер.

Устала жить как в витрине, за стеклами, освещенными желтым искусственным солнцем под цветастым абажуром.

У меня ломаются нервы, день за днём, будто сухие ветки. Иногда я чувствую себя мёртвыми букетом, от которого нет-нет, да и отвалится один бутон. Сухие букеты на самом деле состоят из пыли и пустоты. Из ваших снов о них.

У меня ломаются стереотипы. Исчезают, чтобы освободить место для других, похожих друг на друга как братья, как зеркальные отражения.


Ломаются краны, чайники, бьются чашки, просыпается соль, прямо на обломки расколовшихся зеркал. В моём доме постоянно падают на пол столовые приборы, но никто не приходит. Вместо мужчин и женщин воспоминания и голоса за стенкой. Снова мои гости безвозвратно ошиблись адресом.


Сделайте мне чудо.

Я не знаю, кого просить об этом. Не знаю, в каком дремучем лесу прячется волшебство, ушедшее из сердец.

Я как будто слепая. Кто-то берёт за руку, ведёт в тёмные комнаты. В пустые оконные провалы свободно проникает стужа, паркет под ногами поскрипывает льдом. Меня усаживают на стул, говорят – здесь тепло. И я верю. Всему верю безоговорочно, принимая треск разрушающихся от мороза стропил за звук, с каким прогорают в камине поленья.

Меня окружают мои мертвецы. Молчаливые и многозначительные, они ткут мутно-дымное полотно из моих снов о вечности, превращая их в секунды. В какую-то неумолимую быстротечность.

Я не знаю, кто эти люди, я не могу открыть глаз. Не могу уйти, потому что холодные комнаты тоже отражения.


Сделайте чудо.

Сделайте тепло, рождественских ангелов с дудками, смех и пушистые еловые лапы.


Сделайте мягкого котейку в кресле.

Я не могу играть в шарады, я устала и больна. Мне нужен чай с ложки, но я знаю, что теперь там только черная густота от которой веки отяжелеют ещё более.

Сделайте, чтобы не было снов о том, как я падаю с карниза, разбиваюсь вдребезги и становлюсь талой водой на асфальте.

Меня совсем скоро затянет в водосток, в землю, в темноту. Я не знаю, почему странность становится неизбежностью.

Мои книжки о замках и драконах исчезают куда-то неумолимо, пропадают одна за одной. Как будто кто-то крадет их, уносит в большом мешке, чтобы отдать кому-то другому, тому, кто на самом деле умеет мечтать вопреки.

Я не умею.


Сделайте мне чудо.

Поймите меня.

URL записи

@темы: Это определенно хреновая шутка с твоей стороны, дорогой Господь., единокровные, чюлк к ухепсу